Eclipse

Материал из Викиневер
Перейти к: навигация, поиск
Flag Eclipse.gif

Клан Chaoss.gif c151.gif Eclipse зарегистрирован 17.07.2006.

Легенда Клана

- Сэ-э-эр! Сэр, вставайте, у вас сегодня…
Слуга с подносом в одной руке уже почти час молотил в дверь, поминая всех богов и все известные проклятия.
- Та стаю-стаю… – Невнятно промычал мужской голос из-за двери.
- … конная прогулка с Министром!
Слуга обессилено навалился на дверь, упершись лбом в знакомую до коликов надпись – «El caos absoluto» . Господин лично вывел ее на двери в спальню, не допустив до этого придворного художника. И почти каждое утро прислужника начиналось с этих слов и с этой двери, в которую он стучал, кричал, бился головой, а иногда даже звал подмогу, когда дело казалось совершенно безнадежным.
- Я больше так не могу… К Линатану эту работу, этот дом, этот под…
- Я же сказал, что встаю! – Рявкнул Сэр Воланд, резко распахнув дверь.
Раздался жалобный «ой», и слуга как подкошенный ввалился в комнату, под громкие ругательства хозяина и звон бьющейся посуды.
- Да что ж ты делаешь-то такой-сякой-разэтакий! Сказал же, что сейчас встану, чего ты там дверь подпираешь, как будто я сам не дойду до столовой и не возьму этот проклятый завтрак!
Держась за ушибленный лоб, слуга встал. Увы, ненадолго… Едва сделав шаг по направлению к двери, правой ногой он угодил в распластавшуюся по полу яичницу.
Да… Полет был красивый. Даже лучшим акробатам Форпоста, наверное, не под силу такой кульбит над яичницей! Руки в стороны, спина прямая, три маха ногами в перевороте! Нет, в цирке такого точно не показывают. Правда, вот незадача – один из махов этих пришелся аккурат по старинной вазе, а левой рукой по инерции слуга пытался схватиться за что попало. А попала ему под руку старая кочерга из камина.
Воланд стоял и беззвучно открывал рот не в силах произнести ни единого слова, даже ругательного. Картине не хватало лишь аплодисментов: под салют из цветов, лишившихся вазы, и остатков многострадальной яичницы с громким криком и кочергой в обнимку приземлился чуть поодаль дворецкий.
- Все, я увольняюсь! – Закричал дворецкий, отбросив в сторону кочергу.
- Да куда ты денешься из рудниковой шахты… – Губы Воланда дрожали, но он изо всех сил старался подавить приступ хохота, дабы сохранить хоть какой-то шанс успокоить разъяренного слугу.
- А вот и денусь! Я – дворецкий-с-тридцати-трех-летним-стажем! Хватит с меня! – Пожилой мужчина уже стоял на ногах и брезгливо стряхивал со строгого костюма остатки несостоявшегося завтрака и ошметки цветов. – Я ухожу.
Дворецкий демонстративно поправил «бабочку» и уверенно зашагал к двери.
- Ну вот, обиделся человек… – Устало вздохнул Воланд и вернулся в постель, из которой с таким трудом вылез несколько минут назад. – Он устал, видите ли. Это я устал! Я!
- Проснуться не успели и уже устали, шо ж вы так! Такой молодой, такой красивый мужчина, а с самого утра не в духе, да еще и уставший… – В комнату вкатился причитающий шарик в белом переднике. Точнее их было трое. Первой вошла в комнату нравоучительная тирада о пользе лимонного сока и витаминов, придающих бодрость телу и духу, следом за ней следовала служанка, а за служанкой неуклюже перевалилась через порог небольшая тележка с принадлежностями для уборки.
- Все. Хватит. Я пошел отсюда. – Воланд рывком встал и вышел из комнаты, на цыпочках балансируя между осколками посуды.
- Не забудьте, что у вас сегодня конная…
Сэр прибавил шаг, и последние слова прислуги растаяли в воздухе, так и не достигнув его ушей.
- Прогулки, министры, этикет-шмитикет… Надоело!

 * * * * *

- Хм…
Воланд стоял перед городской таверной и задумчиво чесал затылок. Только что из открывшихся дверей к его ногам свалили какую-то груду грязного тряпья.
- Шоб тя Хранитель слопал! – Проорала груда и поползла куда-то по своим делам, плюнув в сторону таверны, на пороге которой стоял мускулистый вышибала, отряхивая руки.
- Алкашня… – Фыркнул вышибала и, толкнув ногой дверь, скрылся в темноте трактира.
«В таком наряде я там буду как белый гоблин! Что ж, придется немного преобразиться!» – Подумал Воланд и, развернувшись, направился в сторону рынка.
- Что, не нравится у нас, да?! Простите, господин, тут вам не хоромы царские! – Донеслось до Воланда. Обернувшись, он увидел, что два молодых паренька в грязной рабочей одежде показывают на него пальцами и громко хохочут.
- Ладно, оставь в покое нашу великосветскую знать! Пошли! – Сказал один из них и потащил второго за рукав ко входу в лучшее увеселительное заведение Форпоста, как гласила вывеска.
«Докатились… Меня уже и за человека не считают. Ну, ничего, я им докажу, что я нормальный, а не напыщенный интеллигент»
- El caos absoluto! – Прокричала «великосветская знать», все больше ускоряя шаг. Кто-то из прохожих покрутил пальцем у виска, кто-то пожал плечами, а один мужчина оглянулся и с интересом посмотрел на удаляющуюся фигуру господина. И пошел следом за ним…
Рынок встретил Воланда во всем своем блеске и великолепии.
- Свежий фенхель, отвар из аниса, лучшие сушеные мухоморы во всей Кентарийской империи!
- Падхади, налетай! Свежий рыб!
Около одной из палаток стояла толпа народу, люди дрались, лезли друг на друга, отчаянно торговались с продавцом, кричали, ругались…
«Там счастье килограммами отвешивают что ль?» – Растерянно подумал Воланд. – Лимон. – Тихим и ровным голосом сказал человек, стоявший за прилавком, чуть приподняв голову над толпой покупателей.
- Лимон! Лимон! Пошли скорее, опять все раскупят! – Раздался крик откуда-то слева, и к палатке наперегонки побежала еще одна партия покупателей, ставя друг другу подножки, ругаясь и расталкивая локтями тех, кто уже стоял в «очереди».
«Раз делили мы лимон,
Много наших полегло»
Воланд рассмеялся и отправился дальше. Хоть и приписывали его к капризным небожителям, а он хорошо знал всю эту историю со злосчастным лимоном, потому что любил поболтать с придворным алхимиком. Точнее, доподлинно известна была ему лишь вторая часть истории, а первая представляла собой народную легенду, передающуюся из уст в уста и обильно сдабриваемую всевозможными прикрасами. Мол, спустился однажды с небес Создатель Пресветлый и да сказал он людям, что не будут больше алхимики варить зелье сильной спины, что заколдовано оно отныне и требует сок лимона (все это должно говориться страшным таинственным тоном в полутьме и под рюмочку). А лимонных деревьев (это уже нормальная часть истории) во всей империи растет четыре штуки. И не в том дело, что садовники ленятся их выращивать или, что климат везде неподходящий, кроме манора Баалгор… Нет, эти треклятые деревья просто не растут больше нигде и ни у кого. Вот и готовы алхимики и перекупщики-спекулянты поубивать друг друга возле лимонной лавки, а доблестные хранители и сочинители сплетен – валить все на чудеса, мистические знаки и прикосновение руки божьей к миру нашему грешному…
Наконец, впереди замаячила вывеска «Боевая амуниция, охотничий инвентарь, рабочая униформа». Воланд зашел в лавку, а через несколько минут на глазах у изумленной публики вышел переодетым в шахтера. Начищенный до ослепительного блеска доспех и бархатная мантия незамедлительно заняли свое место в первом ряду «Эксклюзивных товаров». Новоиспеченный шахтер зашагал прочь, а продавец униформы еще долго стоял и смотрел ему вслед, не веря в свою удачу и непроходимую глупость этого странного господина, обменявшего превосходный доспех на робу без просьбы о доплате.

 …

…На время оторопевший преследователь неожиданного для себя вдруг сорвался с места и побежал за странным мужчиной, которого приметил еще у таверны.
«Ничего, будем импровизировать!»
- Эй, стойте! Подождите!
Воланд резко развернулся, когда чья-то рука легла ему на плечо. Перед ним стоял, наклонившись и тяжело дыша, какой-то мужчина.
- Еле догнал… Вы что ль спортсмен?
- Э-э-э… Нет. – «Быть простым человеком, значит, разговаривать с простыми людьми, а не презрительно отворачиваться от них… Пусть даже человек кажется странным.»
- Зачем вы купили всю эту одежду? Ой! Забыл представиться. Мексан.
- Очень приятно… Воланд. Да, я, собственно, на работу иду, в шахту.
Мексан хитро прищурился.
- Так ведь уже года три, как шахты наши завалены. Не работает там никто. Руду вон из Октала нам возят.
- Да? – Выдавил из себя Воланд где-то в самой верхней октаве и буквально почувствовал, что у него вот-вот вырастут длинные висячие уши, а рот сам собой скажет громко и выразительно «Иа-а-а!».
- Приезжий что ль? – Парень хлопнул Воланда по-братски по плечу. – Пошли в таверну… – Простонал бывший Сэр, пытаясь в то же время сообразить, а действительно ли небо над ними голубое или на самом деле оно зеленое в фиолетовую крапинку, а он и об этом тоже не знает!
«Любая проблема решится сама собой! Главное немного везения!» – С облегчением подумал Мексан.

&nbsp…

- Ты что пьешь? – Спросил Мексан, вопросительно глядя на Воланда. Рядом с ноги на ногу нетерпеливо переминался молодой человек в грязном переднике. Что поделать – он уже привык к тому контингенту, что заказывает выпивку под названием «Все равно» или «Побольше и подешевле».
- Может, по пиву? – Растерянно протянул Воланд.
- Не продают его у нас больше. – Мексан перегнулся через стол и заговорщицки, шепотом продолжил. – Слыхал я, что они туда раньше настой из антуриума добавляли… Страшная штука! Институт Власти как докопался до ентого, так и прикрыли пивоварню местную, а владелец ее бывший в тюрьме гниет.
Глаза мужчины настолько расширились, что вот-вот грозили выпасть из орбит и плюхнуться прямо коробочку с сигарами. С дорогими сигарами. С последним, что связывало Воланда с его прошлой жизнью.
- Ладно-ладно… Рюмку коньяка. – Сказал Сэр, по привычке не глядя на «прислугу». – Продаем только бутылками. – Скучно промычал официант.
- Коньяк? В два часа дня? – Удивился Мексан.
- Да. – Просто ответил Воланд. – Будьте любезны бутылку «Дубового» и две рюмки. И подберите нам закусочки какой-нибудь.
- Да побыстрее! – Весело подмигнул Мексан.
- Так чего ты хотел-то от меня? Чего привязался там на улице? – Беззлобно по-простецки спросил Воланд, прикуривая сигару от пламени грязной кривой свечи.
- Слушай, давай по рюмочке сначала, а потом и поговорим. Авось, и не сочтешь меня за сумасшедшего…
- Alea jacta est… – Проговорил Воланд, с довольным выражением лица выпуская в потолок кольцо дыма.
- Эт ты чо сейчас сказал? – Собеседник тоже курил сигару. Он не взял на себя труд спросить разрешения.
«Ну и ладно.» – Подумал вчерашний Лорд. – «Нравится, так пусть курит»
- Да это я так, о своем, не обращай внимания. О, смотри, уже коньяк несут!

 …

И в два часа дня, и в три, и в четыре был коньяк. Целое море. Хотя все же был сделан небольшой перерыв на Грибной джин. А потом опять «Дубовый». Над столом висело плотное облако табачного дыма, которое смело можно было резать ножом на ломтики. Только куда девать их потом, ломтики эти?…
- Ну так вот. Иду я себе по лесу и ни о чем не подозреваю! И тут прямо из кустов выпрыгивает…
Лицо собеседника поплыло куда-то влево, глаза смешно перекосились, губы продолжали двигаться, но невероятно медленно. Потом лицо резко вернулось на место, но у него появился двойник. У Мексана стало две головы. И говорил он почему-то только губами, но ничего не произносил. Все говорил и говорил… Говорил и говорил…
«Надо на чем-то сосредоточиться. Просто смотреть в одну точку и не отводить взгляд, и все будет хорошо. Главное держать равновесие.»
- Епрст! Воланд! Да что мне теперь с тобой делать?!
«Потолок. Болит затылок.»
- Я тебя что, тащить должен? Такую детину!
- Бери его каску. – Послышался откуда-то справа грубый мужской голос.
- Что вы хотите с ним сделать? Не трогайте его, он приличный человек! – Истошно орал Мексан прямо над ухом.
- Видали мы таких приличных…
Воланд даже не успел испугаться, как сильные руки вышибалы сгребли в охапку его тело и бесцеремонно перекинули через плечо стража порядка трактира. Через несколько мгновений вместо закопченного потолка питейного заведения он уже видел над собой черное небо, усыпанное звездами.
- Чтоб тебя Хранитель слопал… – Прошептал шахтер-недоучка. И погрузился в глубокий, тяжелый сон.
… Не менее тяжелым было и утро. Но не успел Воланд испытать все «радости» похмелья сполна, потому что едва стоило ему открыть глаза, как он увидел перед собой улыбающееся лицо нового приятеля: - Слава Вольному! Живой! – Радостно прокричал Мексан и похлопал товарища по плечу. И тут же добавил, – значит, можно идти и делать кофе.
- Эй… То есть ты даже кофе не варил, пока не убедился? Чтобы добро не переводить?!
Комната была маленькой, но на удивление очень уютной. Из мебели здесь находилась небольшая кровать, стол около окна и стул. Вполне нормальный набор мебели для одиноко живущего работяги. Даже места для размещения гостей здесь не предусмотрено, о чем свидетельствовал тулуп, лежащий у противоположной от кровати стены. На нем этой ночью спал Мексан, уступив нежданному гостю свою постель.
- Э-э-э… Да не-е, ты не так понял. – Не слишком уверенно донеслось из-за стены, где, наверное, находилась кухня. – Там на полу, рядом с кроватью твоя одежда! – Так ты меня еще и раздел?! – Заорал вчерашний Господин Лорд и испуганно заглянул под одеяло. Штаны были на месте. Как бы ни хотелось поваляться еще часок-другой, а лучше поспать, надо было подниматься. Наверное, дома переполох, надо хотя бы известить о своем решении, а потом перейти к самой трудной задаче – начинать новую жизнь с нуля, не умея почти ничего, кроме как красиво махать мечом и чинно сидеть на коне. «Может, и правда в шахту пойти? Перебраться в Октал…» – Растерянно думал Воланд, размышляя, с чего начать и с какого края подобраться к ней, к этой новой жизни. И тут он замер. Босые ступни опустились на маленький аккуратный коврик около кровати, на котором красной нитью прилежно вышито «Сaos absoluto».
В дверях появился Мексан с маленьким подносом, неся две чашки с ароматным горячим кофе.
- Сам вышивал?
- Да… Только место неудачное выбрал. Понимаешь, хотелось на эту надпись каждое утро смотреть, и я ничего лучше не нашел, чем вышить ее на коврике! Надо будет либо его на стенку приладить, либо новую надпись сделать, да в рамку вставить… В красивую такую, позолоченную! Я на рынке такие видел, да только копить на нее мне еще и копить…
- Новую делай. С ошибкой написал-то! – Строго проговорил его гость, отодвинув коврик и надевая ботинки. – Надо не «Сaos absoluto», а «El caos absoluto». Так, конечно, тоже можно, но только не тебе, если ты истинный хаосит. Ладно, оставим грамматику…
Прихлебывая кофе, мужчины сидели друг напротив друга, Мексан на стуле около окна, Воланд на кровати.
- Ты вчера вроде бы так и не рассказал, зачем…
- Да-да, тебе вчера было бесполезно что-то рассказывать, я тебя полночи до дому тащил, тут уж не до откровений! – Рассмеялся хозяин дома.
- Ну, так пооткровенничай сейчас! – Подмигнул и тут же болезненно поморщился «шахтер». Заняв удобное положение, он решил больше не шевелиться ни при каких условиях, иначе голова грозила лопнуть, что добавило бы бедному Мексану еще и хлопот с длительной уборкой.
Устало вздохнув, собеседник начал рассказ: – Приметил я тебя около таверны вчера днем. Точнее, не тебя, а твою фразу, которую ты прокричал в ответ на насмешки мальчишек: «El caos absoluto!». Конечно, твоим поведением я заинтересовался еще больше, когда ты вышел из лавки в шахтерской униформе, но это уже другая история… Так вот, пошел я за тобой, когда это услышал. Нам, хаоситам, теперь держаться друг друга надо крепко, мало нас осталось. А объединение поклоняющихся Хранителю все растет… Поговаривают, они там новую магию разучили, абсолютно для нас губительную. Ладно, не о них речь. Мне сейчас как никогда нужны союзники и соратники. Нас мало, но мы единомышленники, мы собираемся зарегистрировать клан, клан, который чтит Вольного, хотим еще выбить разрешение на строительство Храма, но, боюсь, нам этого не позволят. Только вот незадача! Ты же наверняка в курсе последней реформы относительно кланов. Теперь там все строго… Два года выбивали разрешение! И вот оно получено. Выдали, значит, нам бланк разрешения, заявку какую-то, там много-много всяких граф и ячеек… Надо было ее нам заполнить и отнести на одобрение Главе отделения по работе с кланами! Неделю нам дали на заполнение. Ну, взял я бланк и пошел восвояси, все равно все документы по семье дома лежали, да и невозможно всей толпой там сидеть и на каждого отдельную графу в заявке заполнять. Вот и решили, нас семеро тогда было, каждому бланк на день дается, он его заполняет и передает следующему… Я последний в очереди стоял, чтобы все проверить и завершить заполнение. И вот один наш растрепа бланк этот случайно в печку кинул на растопку! – Мексан встал со стула и уже расхаживал взад-вперед по комнате. – Он, видите ли, всегда пергаментом печку растапливает! Буржуй! Эх… Чего сейчас уже говорить. Нет бланка. А чтобы новый выдали, надо опять все по кругу. И то, если повезет. Они ж там строгие все, сурьезные, спросят, мол, а где старый бланк, а я что отвечу? Потерял? Меня оттуда и выпроводят, скажут и так кланов много, так что без вашего потеряшного обойдемся! Один выход – снова регистрировать семью, новую, на другое имя и начинать подготовку к регистрации клана. Да только устал я Главой быть. Если и подходить к этому делу снова, то серьезно и обстоятельно, не спеша. Увы, меня не все поддержали, разбежались кто куда, нас теперь трое всего осталось, и никто не хочет главой становиться, нервы уже ни к Линатану. Подумали мы и приняли решение искать новичков, принимать в семью, присматриваться, обживаться, а потом самый достойный и терпеливый займет пост главы. Мы, старички, конечно, помогать будем, руководить, направлять, но все равно нужен нам человек инициативный, с горячим сердцем и огромной энергией. Поэтому и привязался я к тебе на улице, хотел в семью пригласить… Воланд смотрел на Мексана и не верил ни глазам своим, ни ушам. Такой шанс выпадает раз в жизни и упустить его, значит, проиграть раз и навсегда. - А как вы клан-то назвать хотите? – Осторожно спросил он.
- Eclipse.
- Хорошее название, красивое… А насчет бланка – неужто вся эта тягомотина с перерегистрацией тебе видится одним единственным вариантом? – Воланд озорно подмигнул будущему, как он уже решил, соклану. - Хм… Ну, не воровать же нам из Института Власти еще один экземпляр бланка! Мужчины долго смотрели друг на друга, не произнося ни слова. Воланд улыбался, Мексан был насторожен и в то же время полон какой-то запретной, незаконной надежды, на которую он уже, как казалось, не имел права. Нарушил паузу Воланд: – Именно.
- Но как?!
- Только не спрашивай, откуда я все это знаю, хорошо?
- Хорошо.
- Так вот… Эти бланки хранятся в подвале, в правом крыле Общего здания, Обители Закона. – И он, Воланд, уже не раз там бывал, только распространяться о своих связях не хотел. Дело и правда обстояло очень плохо, и законным путем бланк регистрации клана даже ему не добыть. – В середине ночи, на один час, с этого помещения снимается охрана, происходит передача смены. Делается это без спешки, все бланки пересчитываются и в таком количестве, в каком сдала предыдущая смена, их принимает следующая. Соответствующая отметка делается в книге учета.
- Бюрократы… – Прорычал Мексан.
- Да, они и сами не рады всей этой волоките, я тебя уверяю. Украденный бланк наверняка спишут и забудут, но сам процесс кражи, конечно, нужно продумать как следует. Поймают на месте преступления – не сносить нам головы.
- Слушай, Вол… Неужели ты вот так прямо согласишься на кражу? Ведь ты нас совсем не знаешь!
- Жребий брошен, Мекс. Да и прав ты, нам надо вместе держаться, а то загнется сообщество хаоситов. С твоим энтузиазмом есть шанс возродить и укрепить его, а я уж помогу по мере сил.

 *****

Близился конец смены. Ночь была холодная, но в то же время душная и какая-то липкая, неприятная. Ноги страшно болели, но нельзя было садиться, нужно двигаться, чтобы не промерзнуть и не заработать простуду. Охранник Обители Закона должен быть всегда здоров, силен и полон энергии, а иначе: «Простите-извините, кризис, сокращение…». Прислонив к стене алебарду, он достал кисет и начал делать самокрутку. Губительная иллюзия, что курение помогает согреться… Но закурить ему так и не удалось.
- Помогите! Помогите! – Кричала какая-то женщина, вместе с криком охранник услышал торопливые приближающиеся шаги.
- Стоять, кто идет! – Произнес он дежурную фразу, хотя уже догадался, что случилось и чем сулит ему это «приключение». Женщина возвращалась одна домой ночью, на нее кто-то напал, она отбилась кое-как и побежала искать помощи. Ее всегда ищут ночью у этих стен, как будто не знают регламента охраны – не отходить от Обители более чем на десять шагов.
- Там… там… тако-о-ое! – Женщина задыхалась от бега. Вряд ли она могла стать жертвой грабителя, потому что красть у нее было нечего, в руках ничего она не несла, и даже маленького мешочка с деньгами на поясе не было. Одета женщина была очень просто – простой балахон из грубой ткани и серая накидка, закрывающая чересчур широкие плечи.
- Охране Института Власти запрещено отходить от Обители больше, чем на десять шагов.
- Да горит ваш Институт Власти! Там какие-то хулиганы костер развели и ушли, не затушив, дерево загорелось, огонь может на здание перекинуться! Если вы больше, чем на десять шагов не отойдете сейчас, то сгорите вместе с Обителью!!! – Голос женщины прыгал по всем звуковым октавам снизу и до верху, она то срывалась на крик, то начинала тараторить, по всему было видно, что незнакомка обеспокоена и сильно волнуется. Охранник бросил не раскуренную самокрутку в траву, схватил алебарду, потом снова поставил ее к стене, потом снова схватил. Так могло бы продолжаться бесконечно, если бы женщина с невероятной прытью не выхватила оружие из его рук и не указала в сторону начавшегося пожара. Поставив алебарду на место, она побежала за охранником помогать тушить горящее дерево.
Через несколько минут хлынул ливень.
Чертыхаясь и проклиная свое «везение», охранник вернулся на пост, взял стоящую у стены алебарду и снова полез за кисетом.
Он не заметил, стоя спиной к зданию, как ловко и неслышно выскользнула из окна какая-то тень.

 *****

На следующий день журналисты ведущих газет Форпоста смаковали подробности неудачного пожара, склоняли на все лады охранника, который по мнению одних являлся героем, побежавшим на верную гибель тушить огонь, по мнению других – недотепой, бросившим пост, а по мнению третьих, самых большим везунчиком мира, которого нет.
Одного не знали журналисты… Как ругался и чертыхался Мексан, когда убегая с места преступления запутался в женском платье и рухнул лицом в грязь, как прилипало к ногам это платье, когда пошел дождь и как мешало оно бежать… Не знали они и какие слова припомнил Воланд, когда услышал, что едва охранник ушел тушить пожар, по земле зашелестел дождь… Не знают они и как смеялись до коликов в животе друзья, встретившись дома у Мекса, когда все было кончено: Воланд в рваной рубахе, Мексан в мокром платье своей бывшей жены, перепачканном в добавок глиной.
А еще не знали лучшие журналисты Форпоста (хотя они же не пророки, а журналисты в конце концов), что через неделю после этих событий они будут писать громадные опусы, соревнуясь в скорости и красноречии, на тему возрождения сообщества хаоситов. А красной нитью через все их новости пройдет одна строка, значащая гораздо больше, чем кто-либо может предположить: «Сегодня был официально зарегистрирован клан под названием «Eclipse». По словам Главы сообщества, Сэра Воланда, новое братство намерено всерьез взяться за укрепление рядов почитателей бога Вольного»

Глоссарий

«El caos absoluto» – От исп. – «Абсолютный хаос»

Alea jacta est… – От лат. – «Жребий брошен», нет пути назад

Eclipse – (от англ.) – помрачение, потускнение, затмение;

Артефакты клана

sl_l_0.gif
vhl0x8e7.gif
z017rsam.gif
4z8maurd.gif
sl_l_4.gif 1x1gr.gif sl_l_4.gif 1x1gr.gif sl_l_4.gif
ltu3cyfm.gif
tmkurc1n.jpg
sl_r_0.gif sl_r_1.gif
sl_r_2.gif
uzyfa65l.gif
sl_l_2.gif
og6y318b.gif og6y318b.gif
sl_r_6.gif sl_r_6.gif
Личные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты