DarkShine

Материал из Викиневер
(перенаправлено с «Клан DarkShine»)
Перейти к: навигация, поиск
12.gif

Содержание

О клане

Клан Darks.gif dshi.gif DarkShine зарегистрирован 24 июня 2004 года во главе с игроком jeka.

Легенда клана: «Темное Сияние»

Когда умрет Свет и исчезнет День.
Когда мир погрузиться во Тьму.
Когда кровавыми слезами заплачут статуи
И вороны будут клевать глаза мертворожденных детей.
Знайте же, что наступил день Мрака и век Ужаса.
Воспрянет Дракон и выйдет из заточенья Вепрь.
Наступит Эпоха Темного Сияния...
(из пророчества о Темном Сиянии)

Старик опустил бокал с пивом и задумчиво потеребил седой ус. Со всех сторон зашикали любопытные слушатели, успокаивая не в меру шумных посетителей. Всем было интересно, что же расскажет старик Кун сегодня.
-- Помню, как сейчас... Все началося у год Оленя. Погода тогда стаяла знатна-ая, а я был тогда, значиться, еще совсем молокосос, в руках ништо сложней за вилы не держал. Ну оно и понятно, кому же нада-та просты деревенский хлапец. И тут нагрянули к нам, значиться в село, люди принца Ульриха...

Громадный, величественный храм из темного мрамора возвышался совсем неподалеку от деревеньки, в которую по приказу принца Ульриха прибыл отряд Трента.
Пять десятков конников, возглавляемых своим обожаемым капитаном въехали в деревню спокойно, почти как на параде. Еще бы, личная гвардия принца, который был к тому же еще и главнокомандующим, должна вести себя соответственно: степенно, величественно и профессионально. О муштре в Первом Легионе ходили не просто легенды, а сказки, которыми сержанты других легионов пугали своих солдат.
Капитану Тренту была поставлена очень простая задача: достигнуть деревни Березовка, довести до деревенского головы приказ о наборе в ополчение, а также осмотреть близлежащие земли для определения их стратегической важности и удобства. Это было официальным приказом. А неофициальным было -- узнать как можно больше о храме Темного, и, если оный представляет собой опасность для официальных властей, сравнять его с землей.
Керст Трент воином был профессиональным, однако с магами связываться не любил, потому как знал -- ничего, кроме проблем и потерь среди личного состава, от колдунов не бывает. Несмотря на приписанных к Первому Легиону трех огненных волшебников и одного клирика, воевать Трент с магами предпочитал одним способом: расстреливая тех с дальней дистанции и, желательно, по полной используя эффект внезапности.
Однако с этим храмом ситуация была паршивей некуда.
Во-первых, здание располагалось на холме, и до ближайшего укрытия, то есть до трех скрюченных временем сосен, было метров пятьсот. Плюс к тому, жертвенное пламя у входа в храм освещало поле аж до этих самых сосен круглые сутки. Само собой, что о внезапности при таком раскладе и речи не шло.
Ну а во-вторых, адепты культа Тьмы, личности мрачные и во всех отношениях подозрительные, чужаков не жаловали. Даже более того -- могли чем-нибудь магическим и швырнуть, если им вдруг казалось, что непрошеные гости ведут себя неподобающе.
Конечно, можно было попросту наплевать на все и вернуться в столицу со словами: "Храм-то, конечно, построен в честь Темного, да только колдуны ведут себя тихо, обрядов мрачных не справляют, налоги платят вовремя. Трогать их не надо, пусть себя молятся кому хотят". Однако Керст покрутил эту мысль да и отбросил. Все-таки, Первый Легион, как всем известно, лучший Легион в Империи, а он, капитан Керст Трент, не такой, чтоб не выполнять прямые приказы начальства. Сначала стоит все разузнать, ну а потом можно и какие-то выводы делать.
Деревенский староста, услышав о наборе в ополчение, помрачнел и принялся бубнеть о том, что молодежи и так почти не осталось, а те кто остался " воевать-то совсем не обучены", однако Керст Трент оборвал его резким взмахом руки.
-- Я привез вам указ Императора. Остальное - ваша личная забота, -- сухо отрезал он.
-- Так-то оно, канешна, так, сударь, да только дети ж ента...-- начал было вновь староста.
-- Ты мне лучше про тот храм расскажи, что на холме стоит, аккурат за вашей околицей, -- подкинул Трент старосте тему для дальнейшей беседы.
Староста от этих слов побледнел.
-- Сударь, Всевышним Саздателям божусь, не ведаю откуда взялись они...
-- Как не знаешь? -- удивился Керст. -- Ты еще скажи, что ничего не было, а потом -- бац и за ночь на холме возник храм в честь Темного.
-- Истинно так, -- часто-часто закивал староста. -- Вот не було ничога, а потом -- бац. Стоить, значиться...
-- Как интересно, -- протянул Керст.
-- Истинно, милостивый гасударь, все как на духу баю...
-- Подробнее, -- резко приказал капитан Первого Легион.
... Оказывается, однажды проходил через Березовку некий путник. И никто из местных не захотел пригласить его в свой дом на ночлег. Тогда путник вышел на центр села и проклял Березовку и всех ее жителей. Дескать, пусть падет на вас проклятье Света и опуститься Тьма. Что-то еще кричал про какое-то Темное Сияние, да только люди слушать не стали, а принялись забрасывать камнями. Путник поспешил прочь из деревни, по-прежнему призывая кары на людей.
А на следующий день шокированные поселяне обнаружили за околицей огромное темное здание...
-- Толька с той пары стали груднички зникать у селе... -- трагическим голосом закончил историю староста.
-- Кто? -- машинально переспросил погруженный в свои мысли Керст Трент.
-- Дитятки совсем маленькие... -- еще тише ответил староста.
Капитан Трент мысленно выругался и вышел на улицу. Больше от старосты толку все равно не было. Зато по всему выходило, что воевать с адептами Тьмы придется.
-- Вперед, к храму Темного, -- рявкнул он на легионеров и отряд сорвался в галоп.
До входа в здание оставалось еще шагов двести, когда на пороге появилась фигура в черном балахоне. И тут Тренту пришла в голову совершенно неожиданная, но очень интересная мысль.
Отряд конницы замер, моментально повинуясь движению руки своего капитана. Керст Трент спрыгнул на землю и кинул поводья лейтенанту Флэйту Дайаморе.
-- Флэйт, остаешься за главного. Если не вернусь до захода солнца -- атакуй и чтоб камня на камне не осталось, -- сухо бросил капитан.
-- Разумно ли это, кэп? -- прищурился Дайамора. -- Возьмите пару ребят, хотя бы вот Слика с Грачом...
-- Нет, -- отрезал капитан. -- Я иду один. А ты сделаешь как я сказал.
-- Есть, капитан, -- лейтенант лязгнул закованным в сталь кулаком о кирасу.
Капитан резко развернулся и строевым шагом направился к входу в темное здание, где его ждала фигура в черном. Было что-то в этой темной фигуре такое, что у Керста, человека который сражался чуть ли не с самого рождения, по коже забегали мурашки.
-- Приветствуем доблестного капитана в нашей скромной обители, -- негромко поздоровалась фигура, когда Трент подошел почти вплотную.
-- Здравствуй и тебе, монах, -- мрачно согласился Керст.
-- Прошу, зайди и раздели с нами трапезу...

... Старик Кун вновь приложился к бокалу. Гнетущая тишина в таверне, казалось, стала еще напряженней.
-- Слухай, старик, откуда ты такие па-адробности-та знаешь? -- шепотом поинтересовался один из самых заинтригованных слушателей, молодой парень в одежде подмастерья.
-- Дык ета, лежал я, значиться, на холме ды поглядывал як той рыцарь да Темных пашоу, -- безбожное коверканье стариком языка, однако, не мешало всем понимать о чем идет речь.
-- Не, ну про приказы тыя секретныя... -- тем же шепотом поинтересовался парень.
-- Потом, кады взяли меня в апалчения да ваевали мы супротив тых Темных, что кличут себя Темным Сияньем, мне мой легат побаял, -- поделился воспоминаниями старик.
Большинство слушателей согласно закивали головами потому как знали, что был старик не простым легионером, а самым что ни на есть настоящим центурионом, что сравнимо с лейтенантом кавалерии. Понятно, что додумывает многое старик, да только что же за история без лирических отступлений.
-- Ой-ей... Это что ж, то самое Сиянне? -- сдавлено охнул парень.
-- А ну, тихо, сопля, -- шикнул на любопытного парня великан с рыжей бородой. -- Давай, деду, бай далей.
-- А вот далей тольки слухи, -- сокрушенно вздохнул Кун, теребя седой ус. -- Як той рыцарь попав у храм, дык вышав зусим другим чалавекам. А некаторыя, вот як мой легат, дык считають, што... -- тут он театрально понизил голос до зловещего шепота. -- ... перестал ен человеком, значиться, быть. А стал бесом проклятым, прислужником Падшего...

...Солнце только начинало опускаться за небосклон, как из храма показалась фигура капитана. Флэйт Дайамора вздохнул с облегчением.
Одно дело оставаться за главного, когда с кочевниками воюешь, или там, с пиратами, а уж совсем другое -- с колдунами самого Падшего. Пару Темных Колдунов -- это посложнее, чем пять десантных галер с Забытого Архипелага, который, как известно, является прибежищем самых отъявленных головорезов со всех Земель.
Не только лейтенант обрадовался появлению капитана, но и легионеры тоже. Трент пользовался среди солдат любовью и вполне заслуженным авторитетом. Много раз отряд обходился небольшими потерями исключительно благодаря своему капитану. Рев радости вырвался из десятка глоток.
-- Отставить, -- скомандовал Керст Трент и вскочил на коня.
-- Ат-ставить, -- рявкнул Флэйт на разошедшихся легионеров.
Отряд успокоился и выстроился в боевую позицию. Флэйт лязгнул кулаком о кирасу.
-- Мой капитан, прикажете атаковать? -- спросил он.
Трент потер пальцами переносицу и повернулся к своему лейтенанту. Дайамора отметил, что лицо у капитана прорезали глубокие морщины, а под глазами образовались темные круги, как от долгого недосыпания. -- Нет, лейтенант, мы... -- тут он снова потер переносицу будто что-то вспоминая. -- Разбить лагерь на ночлег...-- он оглянулся и указал в сторону недалекой березовой рощи. -- Там. Там и заночуем. -- А-атряд! Легким маршем в сторону рощицы, ма-арш! -- рявкнул Флэйт Дайамора.
На душе у лейтенанта скребли кошки и причину такого волнения он не понимал. Вроде, все было в порядке: капитан вернулся живой и здоровый, атаковать колдунов сегодня не придется и, следовательно, не будет потерь среди легионеров. Но что-то все равно дергало и тревожило.
Через полчаса Флэйт почти успокоился. Похлебка, на быструю руку сготовленная Сликом -- мастером делать ужин из ничего, приятно булькала в животе, костер приятно грел бок, оставалось совсем ничего -- назначить караулы. Дайамора глубоко вздохнул, отгоняя неприятные предчувствия, и двинулся к костру легионеров.
Справа за деревьями мелькнула тень. Флэйт резко обернулся, инстинктивно опуская руку на рукоять меча, однако роща была безмолвной и неподвижной. Лейтенант мысленно отругал себя за излишнюю нервозность и двинулся к легионерам.
-- Итак, первый караул -- Грач, Хельм, Молот, Ворон, Слик... -- Слик дернулся и протестующе замахал руками, дескать, я готовил и потому мне нельзя в караул.
-- Ладно, -- милостиво согласился Дайамора. -- Вместо Слика пойдет Теранс. Главным -- Хельм. Теперь второй наряд -- Вепрь, Ласка, Николас, Герот и Жнец. Ласка, это твой наряд, -- стройная девушка лишь меланхолично кивнула. -- Третья смена -- Фейрис, Райн, Бессмертный, Дейсторм и Уллис. Райн, ты за старшего. Смотреть в оба. Имейте в виду, буду проверять, и если кого застану спящим -- поркой не отделаетесь. Легионеры заухмылялись. То, что лейтенант не шутит, знали все, да вот только спать во время караула для воина Первого Легиона -- покрыть себя позором на веки вечные. Глядишь, еще и дети будут нести на себе пятно. Так что последняя фраза была скорее данью традиции.
Дайамора кивнул Хельму, чернобородому здоровяку с умными глазами (пусть только появиться вакансия -- сразу же быть Хельму сержантом), и повернулся к костру, возле которого расположился капитан и трое сержантов: Витольд, Дрэйк и Ванесса. Сержанты что-то вполголоса обсуждали, особенно яростно жестикулировала Ванесса, видимо ей что-то не нравилась. Флэйт даже заметил как она пару раз дернулась в сторону своей шпаги, однако Вита и Дрэйка не сильно-то попугаешь. Бойцы старые, тертые. Все-таки двое из десяти Лучших мечей Империи.
В кустах, за границей света от костра мелькнула какая-то неясная тень. Флэйт резко обернулся и вновь ничего не увидел. Пусто, тихо и неподвижно. Где-то глубоко в мозгу застучалась назойливая мысль взять отпуск и махнуть на родину, на Вольные Острова, к родителям. Вроде, нервы от таких вот посещений в норму приходят.
-- Капитан, разрешите обратиться.
-- Разрешаю, лейтенант, -- как-то очень устало произнес капитан. Тени от костра играли на его лице, придавая ему какой-то мрачный, если не сказать "демонический", вид. Флэйт отогнал непрошеные мысли.
-- Капитан, разрешите выставить усиленные дозоры, -- предложил он.
-- Отставить, лейтенант. Это еще зачем? -- холодно поинтересовался Керст Трент.
-- Мне показалось, капитан... -- Флэйт замялся под ироничным взглядом своего капитана.
-- Лейтенант, если вам показалось, то это еще не повод выставлять усиленные дозоры. Легионеры устали. Пусть отдохнут, -- покачал головой Трент.
-- Так точно, мой капитан. Подчинение Империи, -- закончил он официальной фразой подчинения вышестоящему.
-- Сядь, Флэйт, давай поговорим, -- вдруг предложил Керст Трент, первый меч Империи.
Лейтенант опустился на небрежно брошенное кем-то одеяло рядом с командиром. Кошки на душе заскребли с новой силой.
-- Скажи мне, лейтенант, ты когда-нибудь задумывался о том, за что мы воюем, -- задумчиво спросил капитан, глядя в костер. -- За какие идеалы, ради каких целей. Зачем проливаем кровь чужую и отправляем своих ребят на смерть. Скажи, задумывался ли ты?
Флэйт почувствовал, что земля начинает уходить из-под ног. Если уж капитан заговорил на такую тему...
-- Думал, мой капитан. Да только, что толку-то задумываться? Солдат, который думает о том, за что он воюет, уж и не солдат почти. Если каждый приказ обдумывать, да постоянно сомневаться в целях, ради которых воюешь, так и никакого желания воевать не будет.
-- Во-во, -- согласился с ним капитан. -- Вот и я о чем...
-- Сэр, простите за вопрос, но что случилось? -- Дайамора окончательно перестал что-либо понимать.
-- Да монахи эти... -- как-то загадочно начал Керст Трент. -- Вроде и ничего в них такого особенного, да только посмотришь и душа в пятки, а по спине струйка ледяного страха...
Флэйт с ужасом посмотрел на капитана. И это говорит человек, который с детских пеленок воюет и насмотрелся на такое, о чем ему и подумать страшно? Это говорит Первый Клинок Империи?
-- А говорят-то как... -- еще неопределеннее продолжил капитан, по-прежнему уставившись на пламя. -- Говорят, что Тьма свободнее чем Свет... Что никогда не найдет человек счастья на Свету, а лишь во Тьме... И...
Во тьме рощи кто-то яростно вскрикнул, раздался свист клинка и звук падающего тела. Флэйт вскочил, выхватывая меч и стараясь отогнать наваждение слов капитана. По всей поляне вскакивали легионеры, у большинства в руках блестело оружие.
-- Отставить! Всем стоять смирно! -- раздался рев капитана.
Лейтенант удивленно уставился на командира. Легионеры замерли, лишь патрульные тихонько отступили от леса поближе к кострам.
Тишина. Лишь грохот доспехов капитана, который движется в центр между кострами. А из леса совершенно бесшумно скользят фигуры в черных балахонах.
-- Сегодня вы вольны выбрать свою дальнейшую судьбу, солдаты, -- громким голосом начал Керст Трент, капитан Первого Легиона, Первый Клинок Империи. -- Решайте, только быстро: склонитесь ли вы перед Великим Господином Тьмы или уйдете призрачными тенями в царство мертвых.
-- Капитан, это безумие! -- выкрикнул Хельм.
Не успел еще утихнуть голос в тишине, как бездыханное тело несостоявшегося сержанта падало в траву, а с клинка Керста Трента капала свежая кровь.
Ноги отказывались повиноваться Флэйту Дайаморе, а разум отказывался понять происходящее. Такого просто не могло быть.
Вперед выступили сержанты, Дрэйк и Витольд. Они слажено, как и полагается мастерам их уровня, скользнули над травой, занося клинки для ударов. Однако капитан двигался с поистине нечеловеческой скоростью. Лишь трижды парировал он их атаки, а потом превратился в размытое пятно и два тела упали к его ногам.
Такого не может быть, настойчиво утверждал разум Флэйта. Капитан не может напасть на своих же бойцов, они же ему как родные дети! Не может, не может!
Он шагнул вперед, поднимая на уровень груди клинок...

По таверне прокатился недоверчивый вздох.
-- Дык вось, нашли на утро там здаравенный таки камень и трупы чатырох салдат... -- старик как всегда заканчивал историю эффектно. -- А камень той быв заляпаны кровью увесь. И еще люди казали, што ен по начам светить, бледным таким светам... Значиться, как кусок луны.
-- Ой, абарани нас Саздатель, -- прошептал любопытный подмастерье. -- Тож симвал Темного Сияння...
-- Ага, -- довольно подтвердил старик. -- А праз неделю зник камень, як и храм той прокляты... С той пары и став ен являться у розных краях и камень рядам з им. И яще кажуть, что выходить с таго храма чалавек у чорных латах и прымае у темнае воинства лепшых воинав, кто, значиться, захотев стать деманам... И дае им Темны силу сваю и никто не можа противастаять им у битве. Вось з их и собирается войска Темнага Сияния...
Тишина, повисшая в таверне, была красноречивее всяческих слов. И в этой тишине резко, словно гром, скрипнула входная дверь и язвительный голос произнес:
-- Красиво рассказываешь, старик...
В гробовом молчании слушатели обернулись к дверям.
А там, освещаемый бледным сиянием луны, стоял высокий воин в черных доспехах и капала с его клинка горячая кровь...

Летописец, 11.06.04.

«Исход Темного Сияния»

История о начале переселения клана Темное Сияние (Dark Shine) в крепость Даркхолд (Darkhold).

Размышления профана на тему. Летописец

Не станем уподобляться кухонным философам, претендующим на гениальное понимание проблем гносеологической познаваемости мира. Не будем с умным видом углубляться в теологию, доказывая всем (и, соответственно, никому), что все сущее -- едино, а вселенная непознаваема по причине своего божественного происхождения.
В общем, предлагаю забыть все эти заумные слова, вечные, нерешенные проблемы человечеств и наше с вами человеческое происхождение. Можно, конечно, ненадолго забыть о сне, еде и сексе, но, боюсь, не выйдет. Потому как природа, знаете ли, требует.
Ну и ладно, не очень-то и хотелось...
Итак, как знает самый мелкий из младенцев, существуют четыре Изначальных Силы. Именно так, с большой буквы, дабы не перепутать их с чем-то другим. Например, с грубой, физической силой, которую с большой буквы величают большей частью потомки Конана-варвара и их родственники, всякой степени родства.
И у каждой из этих сил есть свой Старший бог, так сказать, божественная персоналия (или личность, если по-русски) данную Силу олицетворяющая. Есть, конечно, еще несколько персонифицированных воплощений каждой Силы, но они не столь могущественны, и в данное рассмотрение не входят.
Ну, вот и сбился опять на какой-то дурацко-заумный стиль повествования. Обещаю исправиться к новому отчетному периоду, вот вам честное пионерское. А теперь вернемся к нашим... Богам, а вы что подумали?
Старшие боги не только обладают могуществом, оценить которое сложно даже по самым упрощенным меркам, но еще во многом похожи на людей. Вот судите сами: обычно ходят на двух ногах, с двумя руками и одной головой; кушают и пьют, вот только спят редко; разговаривают голосом(?). Список можно и продолжить, но выводы, на мой взгляд, можно делать уже сейчас. Притом заметьте, всего этого им придерживаться совсем не обязательно. Они могут принимать совершенно фантастические размеры и форму, обмениваться мыслями за тысячи миль и совершенно ничего не употреблять. Даже пиво не обязательно! Вот ужас, правда?
Вот тут-то мы и приблизились к главной теме наших размышлений. Удивительное дело, но у каждого из Старших есть любимцы. Естественно, это адепты соответствующей Силы, но из числа людей. Спрашивается, ну чего богам так хлопотать-то о своих последователях?
Некоторые особо "продвинутые" в вопросах теологии господа утверждают, что все дело именно в могуществе, которое-де напрямую зависит от количества молящихся, приносящих жертвы и всякое такое. "То не есть зусим правильно," -- сказал бы им легендарный пан Бжыздрик, если был бы еще жив. И был бы совершенно прав!
Все дело, как вы уже догадались, в доброте Богов, как бы банально это не звучало. Любят они своих последователей, ну хоть ты тресни!
Вот и следующая история именно об этом. Поверьте, все ниже написанное правда от первого до последнего слова. А если, не допусти Линатан с Мастером вместе, кто-то не поверит, то обращайтесь к Вольному или к Хранителю, ведь именно с их слов, взаимных придирок и о-о-очень выразительных жестов написана данная история.

Вольный

Вокруг был песок.
Величественные барханы, огромные, словно небольшие горы, возвышались насколько хватало взгляда; тучи песка закрывали низкое солнце, витая в воздухе, словно туман. Песок струился и тек, заполняя впадины и размывая барханы.
Вольный любил здесь бывать. Красота пустыни завораживала бессмертного, а ее хаотическая сущность наполняла душу тихой радостью. Изменчивость и энтропия -- самые близкие друзья Хаоса.
Вот и сейчас он сидел на вершине одного из барханов и пересыпал мельчайший песок Самум-Бейта меж пальцев. Ни раскаленное солнце в вышине, ни витающая в воздухе песчаная пыль Вольного не смущали. Впрочем, попади он в жерло вулкана, дискомфорта тоже не испытывал бы.
Иногда в божественной сущности есть однозначно положительные стороны.
Все заботы и дела Вольный решил сегодня отложить. Надоело разбираться в проблемах смертных, плести интриги и вообще исполнять роль главного в Хаосе. Вот и смылся сюда, оставив все на Младших, а чтобы не дергали -- повесил сильнейшую Завесу Хаоса, пробить которую не сможет никто.
-- Вольный, -- окликнул негромкий и бесстрастный голос из пустоты.
"Кроме Старших, таких же как и ты сам," -- с раздражением подумал Вольный, отбрасывая в сторону песок и мысленно протягиваясь к собеседнику.
Это был Хранитель.
-- Ну, что еще? -- зло спросил Вольный.
Стойкую неприязнь к этому любителю порядка и спокойствия Вольный не мог объяснить даже себе. Казалось бы, все дело в разных, точнее даже противоположных, Силах, но нет. Вот к Линатану и Мастеру всегда относился нормально, а этого -- невзлюбил с первого взгляда.
Может, все дело в чрезмерном педантизме и вечном спокойствии, а?
-- В Мистерионе необходимо твое присутствие, -- в голосе Хранителя не капли эмоций. -- Срочно. Без твоей помощи не разобраться. Вешаю портал.
Брови Вольного от удивления чуть не залезли под короткую стрижку. Надо же, Хранитель просит о помощи, да еще и своими силами портал ставит!
Как говорят смертные -- что-то в лесу издохло. Притом, очень большое и последнее в своем роде.
Он с сожалением окинул взглядом пески Самум-Бейта и шагнул в портал. Какие бы чувства он не питал к Хранителю, однако они -- все еще Старшие боги и приходиться нести ответственность...

Хранитель

День начинался отлично.
Ну, посудите сами: в ряды Сумерек (или как их еще называли -- Равновесия), влилось два десятка отборных бойцов, принеся клятву верности по всем правилам, а в местной стычке на границе Манора Кардифф и Кхалганской степи силами местных Сумеречных кланов был разбит большой отряд кхалгов, которые, как известно, большой частью поклоняются Тени.
А вот дальше все пошло кувырком.
Сначала святоши одного из Светлых Орденов разорвали альянс с силами Равновесия, объяснив это тем, что для них мир с Темными неприемлем. И начали "священную войну", а попросту говоря -- устроили Темным кровавую баню.
Темные тоже в долгу не остались и ударили в ответ.
Хранитель был уверен, что инициатива в этой местной "войнушке" принадлежит исключительно смертным, однако ситуацию это не меняло. Пришлось срочно кинуть туда отряд бойцов, половина из которых полегла, наводя порядок.
Но это, как оказалось, был еще не предел неприятностей на сегодня.
В Мистерионе началась своя война Света и Тьмы -- Мастер Создатель очень крупно повздорил с Линатаном...
-- Падший, мне надоело, что твои бойцы откровенно наглеют, -- с порога заявил Мастер Создатель.
-- Что? -- не понял Линатан, увлеченный мысленной беседой с Хранителем.
Обсуждали историю со Светлыми фанатиками и фраза, брошенная Мастером, достигла и Хранителя.
-- Твои псы терроризируют Форпост, -- заявил Мастер. -- Твое любимейшее Темное Сияние откровенно наглеет прямо на глазах. И если ты это не прекратишь, то это прекращу я.
Линатан завелся. На другом конце магического канала Хранитель скривился от волны злости, которая прошлась по защите и разорвала с чертям собачим канал связи.
"Только этого не хватало," -- подумал Хранитель и, моментально сотворив портал, переместился в Мистерион.
В коридоре, рядом с личными покоями Линатана бушевала такая магическая буря, что окажись рядом любой смертный, его размазало бы по стенам. Но, к счастью, никого из смертных в Мистерионе сейчас не было. Хранитель влетел в комнаты Линатана, на ходу уплотняя защиту еще на десяток слоев, и сотворил магический взгляд. Отблески магических возмущений, которые расползались от кабинета Линатана, словно взрывная волна от эпицентра ядерного взрыва, ударили по глазам.
-- Эй, Старший, -- донесся сквозь астрал голос Шандора. -- Что у вас в Мистерионе творить-то?
-- Мастер ссориться с Линатаном, -- бросил беззвучный ответ Хранитель.
-- Дело дрянь, -- сообщил Шандор. -- На Землях половина заклинаний вообще не действует, а те что действуют -- творят далеко не то, что должны.
"Что же делать?" -- лихорадочно стучало в мозгу.
Времени на размышления не оставалось, Хранитель мысленно потянулся к Вольному и подвесил портал прямо около дверей рабочего кабинета Линатана.
Вольный появился почти сразу и они, словно полные задора футболисты в самом начале матча, влетели в кабинет к Линатану.

Вольный

"Мать честная!" -- мысленно присвистнул Вольный, глядя на магическую бурю вокруг.
Двое Старших стояли друг напротив друга и, хотя обычным взглядом ничего видно не было, Вольному стало зябко.
"Неужели от страха?" -- поразился Вольный.
-- А мне плевать! -- ревел, словно раненый медведь, Линатан. -- Если твои набожные прихлебатели не в состоянии справиться, то это не мои проблемы!
-- Ах, так! -- горячился в ответ Мастер Создатель. -- Тогда придется мне вмешаться и все сразу станет на свои места!
-- Не смей, Мастер! Даже и не думай!
-- Тогда прекрати это, Падший!
Надо было что-то делать, вот только Вольный не знал что.
-- Тихо! -- гаркнул Хранитель, вкладывая в голос изрядную часть своей Силы.
"То, что надо," -- мысленно согласился Вольный и заговорил.
-- Господа, ну что вы, как дети малые, право-слово? Давайте успокоимся и спокойно все обсудим, -- он повернулся к Мастеру и с наигранной официозностью поклонился. -- Итак, Старший, что вызвало у вас столь сильное чувство негодования?
Спорщики еще до конца не успокоились, но Вольный кожей чувствовал, как затухают вокруг магические возмущения.
"Что ж, хоть какой-то результат," -- решил он.
-- Предлагаю присесть и спокойно все обсудить, -- спокойно произнес Хранитель.
Линатан уселся в кресло за своим столом, остальные расположились в гостевых креслах.
-- В Форпосте баланс рухнул окончательно, -- мрачно произнес Мастер Создатель и искоса глянул на Хранителя. -- Темное Сияние набирает мощь день ото дня, теперь у них нет равных соперников. Даже если все кланы Света и Сумерек объединятся, это уже ничего не изменит.
-- Да? -- удивленно заморгал Хранитель.
Вольный укоризненно покачал головой. Ему-то это было известно давно, а для Хранителя явно стало новостью.
-- Извини, Мастер, я не понимаю в чем тут проблема, -- развел руками Вольный.
Все это время он искоса поглядывал на Линатана. Старший Тьмы сидел с хмурым видом и молчал. Прочитать что-либо по его лицу было невозможно.
-- В том, что Темное Сияние наглеет с той же скоростью, как растет их мощь, -- ядовито начал Мастер.
И тут вновь взревел Линатан.
-- Да не наглеют они, что ты врешь!
Мастер взвился в ответ.
-- Я вру? Нет, это я вру? Ты бы лучше следил за своими прихвостями!
-- А ты лучше бы не верил всему, что говорят твои отмороженные фанатики! -- не остался в долгу Линатан.
Вольный поспешил вмешаться.
-- Хватит! Прекратить!
В кабинете вновь установилось шаткое спокойствие, готовое в любой момент вспыхнуть, словно сарай с сухим сеном от первой же искры.
Вдруг заговорил дотоле молчавший Хранитель.
-- Предлагаю ввести ограничение на мощь любого клана, подразумевая суммарную магическую мощь артефактов и разрешений на глобальные заклинания, -- задумчиво произнес он.
Все задумались.
-- Как вариант, -- вдруг произнес Линатан. -- Вот только кто согласиться на тотальное ограничение своих последователей? Я, например, -- против. И дело не в том, что я не смогу это сделать. Дело в том, что я не хочу этого делать. И не позволю никому из вас ограничивать моих людей.
Вольный мысленно согласился с Темным и заметил, как кивнул Мастер Создатель. Лишь Хранитель продолжал считать "это" неплохим вариантом. Ну, с ним-то как раз все понятно. Все-таки "Order", что с ним поделаешь?
-- Тогда какие предложения? -- внезапно спросил Мастер Создатель, обращаясь к Линатану.

Хранитель

Молчание Хранителя было связано всего лишь с тем, что новость стала для него полной неожиданностью. Это ж надо -- силы Тьмы так укрепились в Форпосте, а он и знать не знал!
Однако еще более ошарашивающим стало для него то, как отреагировал на вопрос Мастера Линатан.
Спокойно.
-- Предлагаю вызвать сюда Жеку и спросить, что он думает по этому поводу, -- предложил Старший Тьмы, уже окончательно спокойным голосом.
Вольный с Мастером Создателем переглянулись и мысленно обменялись какими-то словами. Эх, святой баланс, услышать бы о чем!
Хотя в принципе, он уже привык, что большинство вопросов решалось без него. И ему от этого было ни горячо, ни холодно. Главное -- он по-прежнему занимается своим делом, а остальное -- суета сует.
-- Я не против, -- согласился Хранитель.
Мастер с Вольным лишь кивнули.
Рядом со столом Линатана в воздухе сгустился воздух и закрутились темно-фиолетовые разводы портала, сквозь которые ступил воин в черном доспехе. Собственно, все присутствующие в комнате были знакомы с Жекой, Главой Темного Сияния.
-- Приветствую, Старшие, -- слегка склонил голову Жека, приветствуя богов.
-- Привет, сын мой, -- усмехаясь, отозвался Линатан.
Остальные ограничились кивками.
-- Итак, Глава Темного Сияния, знаешь ли ты, зачем тебя сюда позвали? -- угрюмо спросил Мастер Создатель.
Жека держался спокойно и в то же время непринужденно, что, несомненно, раздражало Старшего Света. Хранитель прислушался к себе и, с удивлением, обнаружил злость. Хотя, если так подумать, -- ничего странного в этом не было.
Независимо себя вел темный воин. И совершенно этого не стеснялся.
-- Да, Мастер Создатель, знаю, -- снова лишь слегка поклонился Жека.
-- И что ты можешь на это сказать? -- удивляясь злости в своем голосе, спросил Хранитель.
И тут же кожей ощутил раздраженные взгляды коллег. Даже Вольный, который до этого сидел и наблюдал за происходящим с блаженной, невинной улыбочкой, стрельнул в него злым взглядом.
-- Извини, Мастер, что прервал, -- спокойно сказал Хранитель, мысленно проклиная дурацкую вспышку злости.
"Тоже мне, хранитель равновесия, не можешь себя в руках держать!"
-- Твой Старший уверен, что тебе есть что сказать по этому поводу, -- тем временем произнес Мастер Создатель.
Жека кивнул.
-- Да, Мастер, мы думали над этим. Нам не нужна война со Светом. Пока не нужна. И ьдабы не накалять обстановку, мы уйдем.
Хранитель оглянулся на своих коллег. Вольный был удивлен и этого не скрывал, притом его удивление граничило с разочарованием. Дескать, взяли и сдались без боя. Мастер же отреагировал спокойно, лишь зажглись в глазах довольные огоньки.
А вот Линатан вел себя совершенно расслабленно. Что и насторожило Хранителя больше всего.
-- Итак, я все правильно понял? -- вкрадчиво спросил Мастер. -- Вы уходите из Форпоста?
-- Да, -- склонил голову Жека. -- Все правильно.
Мастер удовлетворенно довольно потер руки.
-- Отлично, можете рассчитывать на мою помощь. На любую.
-- Спасибо, Мастер, -- кивнул Жека. -- Мы уже начали строительство, но если ты согласен помочь, то мы с удовольствием примем твою помощь.
И тут до Хранителя дошло.
Видимо, до Мастера тоже, потому что лицо его вытянулось, а довольное выражение как ветром сдуло.
-- Что? Какое строительство?
-- Мы начали строить Даркохолд месяц назад, -- пояснил Жека. -- Теперь, пожалуй, осталась небольшая, но самая тяжелая часть...
И тут вмешался Линатан.
-- Я думаю, Жеку можно отпустить, -- произнес он и открыл портал. Темный воитель поклонился на прощание и исчез в портале.
Портал закрылся, а в комнате повисла гробовая тишина.
"Вот так," -- подумал Хранитель. --" Только что Мастер Создатель сам согласился принять участие в строительстве Темной Цитадели. А это значит, что Темные еще больше усилятся: у них появится свой дом, место, где можно отдохнуть и подлечиться, а если понадобиться -- сражаться с превосходящими силами врагов. И что самое паршивое -- не сможет теперь Мастер ничего изменить. Старшие боги словами не бросаются..."
Вольный поднялся и, пряча ухмылку, кивнул Хранителю и Мастеру Создателю.
-- Ну что, господа, как я понимаю, вопрос исчерпан? Давайте заниматься каждый своими делами.
Хранитель лишь кивнул, поднимаясь с кресла, и направился к выходу.
А Мастер рывком поднялся на ноги и негромко произнес:
-- Это -- еще не все, Падший.
-- Я знаю, Мастер. Я знаю, -- спокойно ответил Линатан...

Летописец, 05.07.2004

Артефакты клана

i_w23_214.gif
ivf90ed2.gif
9fqwsp3l.gif
i_w26_220.gif
sl_l_4.gif 1x1gr.gif sl_l_4.gif 1x1gr.gif sl_l_4.gif
cxsnf2v5.gif
1t4wvzrd.gif
sl_r_0.gif sl_r_1.gif
qfmzs1x4.gif
7k2gc01a.gif
buz6gk2n.gif
i_w22_209.gif i_w22_209.gif
wmzf2d5p.gif sl_r_6.gif


Образы клана

1t4wvzrd.gif 5lvbi1xf.gif vcfuaez3.gif aiujrtbv.gif heimdall.jpg i8hwm01s.gif
*SadwarrioR*
(~СоЛнУшКо~)
FPeTyNo
BLACK PLAGUE
Heimdall
_(*Na*(_
Личные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты